ОТКУДА ПРИШЛИ КАЗАХСТАНСКИЕ ПОГРОМЫ

ОТКУДА ПРИШЛИ КАЗАХСТАНСКИЕ ПОГРОМЫ

Традиционное утверждение, повторяющееся и на фоне казахских событий: нет лидеров, нет организаций, с которыми власти могли бы вести переговоры или диалог. Спусковым крючком волнений граждан стал резкий рост цен на газ, которым в Казахстане торгуют через электронные площадки. Почему не оказалось каких-либо легальных общественных структур, выражающих недовольство народа? Не скажу насчет политических партий, но с профсоюзами и трудовым законодательством история там следующая.

После распада СССР в Казахстане шло встраивание профсоюзов в капиталистическую экономику. С местной спецификой и учетом того, что мажоритарными собственниками предприятий наиболее прибыльных отраслей при поддержке местной власти стали международные ТНК (США, Англия, Франция, Китай). Этот процесс «устаканился» к концу 2010 года, а далее ТНК начали «устаканивать» трудовые отношения.

В 2011 году тысячи работников нефтегазового сектора на западе страны провели забастовки, требуя повысить зарплаты. После этого некоторые их лидеры — например, юрист Наталья Соколова — были арестованы и осуждены. Соколовой дали шесть лет по статье «разжигание социальной розни» — за слова (цитирую представителя работодателей) «…бороться за свои деньги, за свое надо бороться…», «оскорбительная характеристика представителей социальной группы работодателей посредством употребления конструкции «налетчики-работодатели». 16 декабря в городе Жанаозен забастовщики были расстреляны на площади, не меньше 12 человек убито. О деле Соколовой и о Жанаозене в свое время мы писали в газете «Солидарность».

После забастовок президент Назарбаев с одной стороны заклеймил «провокаторов и паразитов», а с другой — инициировал новый закон о профсоюзах и новый Трудовой кодекс, которые были приняты в 2014 — 2015 годах. Оба закона крайне жестко регулировали как трудовые отношения, так и структуру и деятельность профсоюзов.

Из-за усложненного, двухступенчатого процесса регистрации десятки профструктур не прошли перерегистрацию и были ликвидированы. Таким же образом была закрыта Конфедерация свободных профсоюзов Казахстана, затем — Конфедерация независимых профсоюзов Казахстана. Их лидеры были осуждены на разные сроки.

То же самое — аресты, уголовное преследование, приговоры — по сию пору происходило с лидерами ряда отраслевых профсоюзов. (Кстати, характерно, что в период нынешних волнений группу профлидеров ничтоже сумняшеся просто взяли и на день-другой «закрыли» — без каких-бы то ни было обвинений, чисто для профилактики.) Дело в том, что в Уголовный кодекс Казахстана введены понятия «лидер общественного объединения» и «незаконное вмешательство членов общественных объединений в деятельность государственных органов», — и к лидерам стало можно применять более строгие санкции, включая (кроме тюремного заключения) запрет заниматься профсоюзной деятельностью на срок до 10 лет.

Протесты Международной конфедерации профсоюзов и профобъединения IndustriALL, обращения генсека МКП Шаран Барроу и председателя ФНПР Михаила Шмакова к руководству Казахстана результата не дали. Несколько лет подряд Глобальный индекс МКП называл Казахстан в числе 10 худших стран в части защиты прав трудящихся. Профсоюзы Казахстана не могли пользоваться солидарной поддержкой международного профдвижения в связи с конституционным запретом на финансовую помощь.

Одновременно шел процесс «государственного реформирования» Федерации профсоюзов Республики Казахстан. В ней несколько раз менялись руководители, до недавнего времени переходившие на работу в ФПРК прямо из госорганов. ФПРК вышла из состава Всеобщей конфедерации профсоюзов, объединяющей профцентры стран бывшего СССР. Вместе с тем в связи «с полной утратой независимости» было приостановлено членство ФПРК в МКП. Делегаты от Федерации профсоюзов Республики Казахстан, приехавшие в конце 2018 года на конгресс МКП в Копенгаген, пытались имитировать участие в мероприятии, фотографируясь в фойе с не знавшими их лично мировыми профсоюзными лидерами. И тот же конгресс принял резолюцию, осудившую приговор профлидерам и ситуацию с трудовыми правами в Казахстане.

Вот в таком состоянии трудовое законодательство, социальный диалог и профсоюзы Казахстана встретили январь 2022 года. Кстати, месяц назад Генсовет ФПРК пророчески объявил 2022-й «Годом социального партнерства»…

Когда-то Франсиско Гойя назвал один из своих офортов «Сон разума рождает чудовищ». Нынешних чудовищ казахских погромов родили, конечно, не только описанные выше извращенные трудовые отношения и произвол. Но, по-моему, и они тоже.

Похожие новости

Дагестанский региональный союз профсоюзных организаций подвел предварительные итоги работы профсоюзных организаций за 2022 год.

Профобъединение Дагестана включает 25 членских организаций, 3295 первичек, численность членов  профсоюзов насчитывает более  230 тыс.  человек Основной задачей профсоюзы считают защиту трудовых прав работников. В истекшем году мы неоднократно...

Подробнее

Смертельный труд

Сколько людей гибнут на работе в мире и в России — инфографика «Солидарности» По оценкам Международной организации труда, около 2,3 млн человек ежегодно погибают от несчастных случаев на рабочем...

Подробнее

МИНЗДРАВ РАСШИРИЛ СПИСОК ПОТЕНЦИАЛЬНО ДЕФИЦИТНЫХ ЛЕКАРСТВ

Минздрав дополнил список потенциально дефицитных лекарственных препаратов с  85 до 97 международных непатентованных наименований, сообщает «Российская газета». В ведомстве подчеркнули, что включение конкретного лекарства в перечень не означает, что оно...

Подробнее