Справедливость восстановлена!!!

Справедливость восстановлена!!!

Как известно, с принятием закона РД «О мерах социальной поддержки по оплате жилых помещений и коммунальных услуг отдельным категориям граждан в сельской местности и поселках городского типа от 30 декабря 2004 г. №64 медики-пенсионеры, отработавшие в сельской местности 10 лет и более, лишились права на льготы по коммунальным услугам, которым они до этого пользовались.

Реском профсоюза работников здравоохранения, сами врачи неоднократно обращались в различные республиканские органы власти, требуя восстановить нарушенное право врачей – пенсионеров сельской местности на оказание им мер социальной поддержки по оплате коммунальных услуг.

И вот наконец, 10 декабря 2013 г. Конституционный Суд Республики Дагестан, рассмотрев жалобу Гамзатова Багаудина Магомедовича – врача – пенсионера из Шамильского района, принял решение о восстановлении нарушенного права медиков – пенсионеров, проживающих в сельской местности, и отработавших не менее 10 лет там, на меры социальной поддержки по оплате коммунальных услуг.

В связи с этим ООП РД размещает на своем сайте полный текст постановления Конституционного Суда РД по данному вопросу.

ИМЕНЕМ РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РЕСПУБЛИКИ ДАГЕСТАН

по делу о проверке конституционности пункта 2 статьи 3 Закона Республики Дагестан от 30 декабря 2004 года № 64 «О мерах социальной поддержки по оплате жилых помещений и коммунальных услуг отдельным категориям граждан в сельской местности и поселках городского типа» и абзаца третьего пункта 15 Порядка осуществления денежной выплаты по оплате жилого помещения и коммунальных услуг отдельным категориям граждан в Республике Дагестан, утвержденного Постановлением Правительства Республики Дагестан от 28 января 2011 года № 20, в связи с жалобой гражданина Б.М. Гамзатова.

город Махачкала                     10 декабря 2013 года

Конституционный Суд Республики Дагестан в составе председательствующего P.M. Акутаева, судей М.Ш. Кадимовой, Н.Х. Алиева, Х.У. Рустамова,
с участием гражданина Б.М. Гамзатова, обратившегося в Конституционный Суд Республики Дагестан с жалобой, полномочного представителя Президента Республики Дагестан в Конституционном Суде Республики Дагестан А.А. Халилова, представителя Народного Собрания Республики Дагестан Г.А. Алиевой, полномочного представителя Правительства Республики Дагестан в Конституционном Суде Республики Дагестан С.Г. Мурадова,
руководствуясь статьей 93 (часть 3) Конституции Республики Дагестан, частями второй и пятой статьи 3, частями первой, второй и третьей статьи 27,частью первой, пунктом 1 части второй статьи 34, статьей 65, частями первой и второй статьи 66, статьями 67, 68, 87, 88 и 91 Закона Республики Дагестан от 2 февраля 2010 года № 8 «О Конституционном Суде Республики Дагестан»,
рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности пункта 2 статьи 3 Закона Республики Дагестан от 30 декабря 2004 года № 64 «О мерах социальной поддержки по оплате жилых помещений и коммунальных услуг отдельным категориям граждан в сельской местности и поселках городского типа» и абзаца третьего пункта 15 Порядка осуществления денежной выплаты по оплате жилого помещения и коммунальных услуг отдельным категориям граждан в Республике Дагестан, утвержденного Постановлением Правительства Республики Дагестан от 28 января 2011 года № 20, в той мере, в какой в них не предусмотрено право медицинских работников-пенсионеров государственных учреждений здравоохранения, проживающих и проработавших в сельской местности и поселках городского типа не менее 10 лет, на получение мер социальной поддержки.
Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданина Б.М. Гамзатова на нарушение его конституционных прав и свобод оспариваемыми положениями нормативных правовых актов.
Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Республики Дагестан оспариваемые заявителем нормативные положения.
Заслушав сообщение судьи-докладчика Р.М. Акутаева, объяснения сторон и их представителей, исследовав документы и иные материалы, Конституционный Суд Республики Дагестан

установил:

1. В Конституционный Суд Республики Дагестан обратился гражданин Гамзатов Багаудин Магомедович, медицинский работник-пенсионер, проработавший более 30 лет врачом в центральной районной больнице и проживающий в селе Хебда муниципального образования «Шамильский район» Республики Дагестан, с просьбой рассмотреть вопрос о соответствии Конституции Республики Дагестан положения пункта 2 статьи 3 Закона Республики Дагестан от 30 декабря 2004 года № 64 «О мерах социальной поддержки по оплате жилых помещений и коммунальных услуг отдельным категориям граждан в сельской местности и поселках городского типа» и абзаца третьего пункта 15 Порядка осуществления ежемесячной денежной выплаты по оплате жилого помещения и коммунальных услуг отдельным категориям граждан в Республике Дагестан, утвержденного Постановлением Правительства Республики Дагестан от 28 января 2011 года № 20, в той мере, в какой оспариваемые нормы не предусматривают мер социальной поддержки в виде ежемесячной денежной компенсации расходов на оплату жилого помещения и коммунальных услуг медицинским работникам-пенсионерам государственных учреждений здравоохранения, проживающим и проработавшим в сельской местности и поселках городского типа не менее 10 лет, в то время как аналогичной категории педагогов-пенсионеров эти меры компенсации в приведенных нормативных правовых актах предусмотрены.
Заявитель полагает, что указанный пробел в законодательстве Республики Дагестан нарушает его право на социальную защиту и тем самым противоречит требованию статьи 48 (часть 2) Конституции Республики Дагестан.
2. Согласно Конституции Республики Дагестан (статье 93, часть 3), части второй статьи 3, части первой статьи 87 Закона Республики Дагестан «О Конституционном Суде Республики Дагестан» Конституционный Суд Республики Дагестан по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан (объединения граждан) и по запросам судов проверяет соответствие Конституции Республики Дагестан закона Республики Дагестан, нормативного правового акта Президента Республики Дагестан, Народного Собрания Республики Дагестан, Правительства Республики Дагестан, другого органа исполнительной власти Республики Дагестан, устава муниципального образования, нормативного правового акта органа местного самоуправления, примененного или подлежащего применению в конкретном деле.
В соответствии с пунктом 2 статьи 88 Закона о Конституционном Суде Республики Дагестан жалоба считается допустимой, если закон Республики Дагестан, иной нормативный правовой акт Республики Дагестан применен или подлежит применению в конкретном деле, рассмотрение которого завершено или начато в суде или ином правоприменительном органе.
Из содержания жалобы и представленных заявителем документов следует, что гражданин Б.М. Гамзатов является медицинским работником-пенсионером, проживающим и проработавшим врачом в сельской местности в государственных учреждениях здравоохранения свыше 30 лет. Управление социальной защиты населения в муниципальном образовании «Шамильский район» отказало заявителю в денежной компенсации расходов по оплате мер социальной поддержки, обосновывая это тем, что законодательство Республики Дагестан не предусматривает её выплату медицинским работникам-пенсионерам государственных учреждений здравоохранения, проживающим и проработавшим в сельской местности и поселке городского типа не менее 10 лет. В связи с этим заявитель обратился в суд.
Положения обжалуемых заявителем нормативных правовых актов легли в основу двух судебных решений. Мировой судья судебного участка № 93 Шамильского района решением от 15 мая 2013 года исковые требования Б.М. Гамзатова удовлетворил. Апелляционным определением Шамильского районного суда от 10 июля 2013 года данное решение мирового судьи было отменено и в удовлетворении иска отказано. Из этого следует, что указанные заявителем положения нормативных правовых актов были применены при рассмотрении его исковых требований.
Полномочный представитель Президента Республики Дагестан А.А. Халилов, представитель Народного Собрания Республики Дагестан Г.А. Алиева, полномочный представитель Правительства Республики Дагестан в Конституционном Суде Республики Дагестан С.Г. Мурадов не признали заявленных требований Б.М. Гамзатова и просили Конституционный Суд Республики Дагестан признать оспариваемые нормы соответствующими Конституции Республики Дагестан.
Согласно содержанию статей 67, 87, 88 Закона о Конституционном Суде Республики Дагестан, проверяя по жалобам граждан конституционность нормативных правовых актов, примененных в конкретном деле и затрагивающих конституционные права заявителя, Конституционный Суд Республики Дагестан принимает постановление только по предмету, указанному в жалобе, и лишь только в отношении той части, конституционность которой подвергается сомнению, оценивая как буквальный их смысл, так и смысл, придаваемый им официальным и иным толкованием или сложившейся правоприменительной практикой, а также исходя из их места в системе правовых норм, не будучи связанным при принятии решения основаниями и доводами, изложенными в жалобе.
Таким образом, предметом рассмотрения Конституционного Суда Республики Дагестан по настоящему делу являются взаимосвязанные положения пункта 2 статьи 3 Закона Республики Дагестан от 30 декабря 2004 года № 64 «О мерах социальной поддержки по оплате жилых помещений и коммунальных услуг отдельным категориям граждан в сельской местности и поселках городского типа» и абзаца третьего пункта 15 Порядка осуществления денежной выплаты по оплате жилого помещения и коммунальных услуг отдельным категориям граждан в Республике Дагестан, утвержденного Постановлением Правительства Республики Дагестан от 28 января 2011 года № 20, в той мере, в какой ими не предусмотрены меры социальной поддержки в виде ежемесячной денежной компенсации расходов на оплату жилого помещения и коммунальных услуг медицинским работникам-пенсионерам, проживающим и проработавшим в сельской местности и поселках городского типа не менее 10 лет.
3. Конституция Республики Дагестан (статьи 3, 19, 48) провозглашает, что человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства. Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.
В Республике Дагестан не должны издаваться законы, отменяющие или умаляющие права и свободы человека и гражданина. Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.
В соответствии с Конституцией Российской Федерации (статья 72, пункт «ж» части 1) социальная защита, включая социальное обеспечение, является предметом совместного ведения Российской Федерации и её субъектов. Это означает, что ответственность за состояние дел в указанных сферах возлагается не только на Российскую Федерацию, но и на каждый из её субъектов, и что соответствующее регулирование должно осуществляться, исходя из предписаний статьи 76 (части 2 и 5) Конституции Российской Федерации, согласно которой по предметам совместного ведения Российской Федерации и её субъектов издаются федеральные законы и принимаемые в соответствии с ними законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации; законы и иные нормативные правовые акты субъектов Российской Федерации не могут противоречить федеральным законам, принятым по предметам ведения Российской Федерации и предметам совместного ведения Российской Федерации и её субъектов. Аналогичные положения содержатся и в статье 55 (части 2 и 4) Конституции Республики Дагестан.
Конституция Российской Федерации (статья 7) в соответствии с целями социального государства, каковым является Российская Федерация, устанавливая гарантии социальной защиты, в том числе меры социального обеспечения в предусмотренных законом случаях (статья 39, часть 1), вместе с тем не определяет конкретные способы и объемы такой защиты; законодатель обладает достаточно широкой свободой усмотрения при установлении мер социальной защиты тем или иным категориям граждан.
Положение о социальном государстве содержит и Конституция Республики Дагестан (статья 13, часть 1). При этом Конституцией Республики Дагестан (статья 40, часть 3), исходя из целей социального государства, поставлена задача развивать систему социальной защиты, что предполагает введение эффективных правовых механизмов, обеспечивающих сохранение и возможное повышение ранее достигнутого уровня социальной защиты граждан, в том числе и пенсионеров из числа медицинских работников.
4. Система мер социальной поддержки медицинских работников-пенсионеров, проживающих и проработавших в сельской местности, была предусмотрена Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 10 июня 1930 года «О льготах квалифицированным работникам в сельских местностях и рабочих поселках». Аналогичные меры были закреплены в Постановлении ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 5 июля 1968 года № 517 «О мерах по дальнейшему улучшению здравоохранения и развитию медицинской науки в стране». Согласно пункту 21 этого Постановления за вышедшими на пенсию врачами, провизорами и средним медицинским и фармацевтическим персоналом и за проживающими с ними членами семей сохранялось право на бесплатные квартиры с отоплением и освещением, если общий стаж работы указанных работников в сельской местности или рабочих поселках составлял не менее 10 лет.
Федеральным законом от 22 июля 1993 года № 5487-1 «Основы законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан» вышеуказанные льготы были сохранены только за работающими в сельской местности специалистами здравоохранения. Однако в соответствии с Законом РСФСР от 24 октября 1990 года № 263-1 «О действии актов органов Союза ССР на территории РСФСР» указанные льготы предоставлялись пенсионерам до момента признания утратившими силу вышеуказанных нормативных актов. Постановление ВЦИК и СНК РСФСР от 10 июня 1930 года было признано утратившим силу в соответствии со статьей 5 Федерального закона от 6 мая 2003 года № 52-ФЗ «О внесении изменений и дополнений в Закон Российской Федерации «Об основах федеральной жилищной политики» и другие законодательные акты», а Постановление ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 5 июля 1968 года № 517 — на основании пункта 2 Постановления Правительства Российской Федерации от 14 октября 2003 года № 625.
В настоящее время в соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 17 октября 2011 года № 839 «О мерах социальной поддержки в 2012-2014 годах медицинских и фармацевтических работников, проживающих и работающих в сельских населенных пунктах, рабочих поселках (поселках городского типа), занятых на должностях в федеральных государственных учреждениях» медицинские и фармацевтические работники федеральных учреждений государственной системы здравоохранения, в том числе в случае их увольнения до 1 января 2012 года, отвечающие требованиям, предусмотренными пунктами 2 и 4, вправе получать ежемесячную денежную выплату по оплате жилых помещений, отопление и освещение в размере 1200 рублей.
Следует иметь в виду, что подпункт 24 пункта 2 статьи 26.3 Федерального закона от 6 октября 1999 года № 184 – ФЗ (в ред. от 22 октября 2013 года) «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации», вступивший в действие с 1 января 2005 года, решение вопроса социальной поддержки граждан пожилого возраста, а значит и пенсионеров из числа медицинских работников, проработавших не менее 10 лет в сельской местности и поселках городского типа, относит к полномочиям органов государственной власти субъектов Российской Федерации по предметам совместного ведения, осуществляемым ими самостоятельно за счет средств бюджета субъекта Российской Федерации (за исключением субвенций из федерального бюджета).
Федеральный закон от 22 августа 2004 года № 122-ФЗ «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием федеральных законов «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации» также пересмотрел систему социальных гарантий, установленных на 31 декабря 2004 года для различных категорий граждан. В частности, пунктом 50 статьи 35 названного Федерального закона решение вопросов социальной поддержки медицинских работников было передано тем властным структурам, в ведении которых находятся соответствующие организации здравоохранения. Следовательно, предоставление мер социальной поддержки с 1 января 2005 года пенсионерам из числа медицинских работников, проживающих и проработавших не менее 10 лет в сельской местности или поселках городского типа, определяется законодательством субъекта Российской Федерации. Данный механизм правового регулирования касается учреждений здравоохранения, находящихся в ведении субъектов Российской Федерации, к которым относится Шамильская центральная районная больница, где работал заявитель.
Изменяя форму и содержание социальной поддержки (переход от социальных льгот в натуральном выражении к мерам социальной поддержки в виде ежемесячных денежных выплат), законодатель исходил из недопустимости издания в Российской Федерации законов, отменяющих или умаляющих права граждан (статья 55, часть 2 Конституции Российской Федерации; статья 48, часть 2 Конституции Республики Дагестан) и основывал свои решения на конституционных принципах и нормах, как закрепляющих единый для всех граждан Российской Федерации конституционный статус личности, так и обуславливающих специальный статус отдельных категорий граждан получателей мер социальной поддержки, с учетом которых приобретенное право на основе законодательства будет уважаться властями и будет реализовано.
Признание Постановлением Правительства Российской Федерации от 14 октября 2003 года № 625 недействующим на территории Российской Федерации права медицинских работников-пенсионеров на бесплатное пользование жилым помещением с отоплением и освещением, если их общий стаж работы в сельской местности и поселках городского типа составлял не менее 10 лет, не может рассматриваться как утрата права на равноценные меры социальной поддержки с 1 января 2005 года. Такой вывод следует из толкования взаимосвязанных положений преамбулы и статьи 153 Федерального закона «О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием федеральных законов «О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» и «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», согласно которым в рамках длящихся правоотношений для лиц, у которых возникло до 1 января 2005 года право на компенсации в натуральной форме или льготы и гарантии, носящие компенсационный характер, закрепленные в отменяемых приведенным Федеральным законом нормах, настоящий Федеральный закон не может рассматриваться как не допускающий реализацию возникшего в указанный период права на эти компенсации, льготы и гарантии в форме и размерах, предусмотренных им. При этом вновь устанавливаемые размеры и условия оплаты труда (включая надбавки и доплаты), размеры и условия выплаты пособий (в том числе единовременных) и иных видов социальных выплат, гарантии и компенсации отдельным категориям граждан в денежной форме не могут быть ниже размеров и условий оплаты труда (включая надбавки и доплаты), размеров и условий выплаты пособий (в том числе единовременных) и иных видов социальных выплат, гарантий и компенсаций в денежной форме, предоставлявшихся соответствующим категориям граждан, по состоянию на 31 декабря 2004 года; при замене льгот в натуральной форме на денежные компенсации субъекты Российской Федерации должны вводить эффективные правовые механизмы, обеспечивающие сохранение и возможное повышение ранее достигнутого уровня социальной защиты граждан.
По смыслу этих предписаний, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 15 мая 2006 года № 5-П, изменение механизма предоставления социальных гарантий не должно вести к отмене этих гарантий или существенному снижению ранее достигнутого уровня их предоставления. Приведенное положение согласуется с неоднократно высказанными Конституционным Судом Российской Федерации правовыми позициями, согласно которым изменение законодателем ранее установленных правил предоставления населению льгот и компенсаций должно осуществляться таким образом, чтобы соблюдался принцип поддержания доверия граждан к закону и действиям государства, предполагающий правовую определенность, сохранение разумной стабильности правового регулирования, недопустимость внесения произвольных изменений в действующую систему норм и предсказуемость законодательной политики, в том числе в социальной сфере, с тем, чтобы участники соответствующих правоотношений могли в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в неизменности своего официально признанного статуса, приобретенных прав, действенности их государственной защиты, то есть в том, что приобретенное ими на основе действующего законодательства право будет уважаться властями и будет реализовано; Российская Федерация как правовое социальное государство не может произвольно отказываться от выполнения взятых на себя публично-правовых обязательств, и отмена либо приостановление предоставления выплат либо льгот компенсаторного характера допустимы только при установлении надлежащего механизма соответствующего возмещения, формы и способы которого могут меняться, но объем не должен уменьшаться (Постановления от 16 декабря 1997 года № 20-П, от 24 мая 2001 года № 8-П, от 19 июня 2002 года № 11-П, от 23 апреля 2004 года № 9-П, определения от 4 декабря 2003 года № 415-О, от 15 февраля 2005 года № 17-О, от 1 декабря 2005 года № 521-О, от 26 мая 2011 года № 607-О-О и др.).
В Определении от 1 марта 2007 года № 129-О-П Конституционный Суд Российской Федерации изложил правовую позицию, согласно которой порядок предоставления с 1 января 2005 года пенсионерам из числа медицинских работников, проработавших не менее 10 лет в сельской местности и поселках городского типа, мер социальной поддержки на основе правового механизма, не допускающего существенного снижения гарантий их социальной защищенности, должен определяться нормативным правовым актом субъекта Российской Федерации. Данная правовая позиция носит императивный характер. При этом Конституционный Суд Российской Федерации подчеркнул, что в силу его правовой позиции, выраженной в Постановлениях от 17 июня 2004 года № 12-П и от 15 мая 2006 года № 5-П, поскольку соответствующие льготы были первоначально установлены в союзных и федеральных нормативных правовых актах, а затем обязанность по их обеспечению фактически перенесена на нижестоящие уровни публичной власти, недостаточность собственных доходных источников на уровне субъектов Российской Федерации или муниципальных образований – исходя из того, что бюджет субъекта Российской Федерации или местный бюджет не существуют изолированно, а являются составной частью финансовой системы Российской Федерации, — влечет необходимость осуществлять бюджетное регулирование в целях сбалансированности бюджетов, что, в частности, обеспечивается посредством оказания финансовой помощи из федерального бюджета бюджетам субъектов Российской Федерации.
5. Закон Республики Дагестан от 30 декабря 2004 года № 64 «О мерах социальной поддержки по оплате жилых помещений и коммунальных услуг отдельным категориям граждан в сельской местности и поселках городского типа» (в ред. Законов Республики Дагестан от 29 ноября 2007 года № 57, от 1 ноября 2008 года № 47, от 11 марта 2009 года № 12, от 6 июня 2011 года № 30, от 5 октября 2012 года № 56) в статье 3 (пункт 2) предусмотрел, что медицинские и фармацевтические работники государственных учреждений здравоохранения, а также проживающие с ними члены их семей имеют право на компенсацию расходов на оплату жилых помещений, отопления и освещения. Право на компенсацию расходов на оплату жилых помещений, отопление и освещение для медицинских и фармацевтических работников учреждений здравоохранения муниципальных образований, а также проживающих с ними членов их семей устанавливается в соответствии с федеральным законодательством органами местного самоуправления.
Как следует из содержания оспариваемой заявителем нормы приведенного Закона Республики Дагестан, компенсация расходов на оплату жилых помещений, отопление и освещение медицинским работникам-пенсионерам, проживающим и проработавшим в сельской местности и поселках городского типа не менее 10 лет, данной нормой, как и Законом в целом, не предусмотрена. Эти меры также не предусмотрены и в оспариваемом заявителем абзаце третьем пункта 15 Порядка осуществления ежемесячной денежной выплаты по оплате жилого помещения и коммунальных услуг отдельным категориям граждан в Республике Дагестан.
Таким образом, оспариваемые гражданином Б.М. Гамзатовым взаимосвязанные нормативные положения не предусматривают сохранение за медицинскими работниками-пенсионерами, общий стаж работы которых в учреждениях здравоохранения, расположенных в сельской местности и в поселках городского типа, составляет не менее 10 лет, права на льготы (меры социальной поддержки), которыми они пользовались до 1 января 2005 года.
Из представленных Б.М. Гамзатовым документов следует, что он проработал врачом в сельской местности с 1969 года по 2006 год и получал компенсацию коммунальных услуг по месту работы в центральной районной больнице муниципального образования «Шамильский район». После выхода на пенсию он лишился указанных компенсационных выплат, поскольку нормативные правовые акты Республики Дагестан не предусматривают предоставление мер социальной поддержки медицинским работникам-пенсионерам. Отсутствие надлежащего правового регулирования, возложенного в пределах делегированного полномочия на органы государственной власти Республики Дагестан и не допускающего произвольный отказ субъекта Российской Федерации от предоставления медицинским работникам-пенсионерам государственных учреждений здравоохранения Республики Дагестан, проживающим и проработавшим не менее 10 лет в сельской местности и поселках городского типа, жилищно-коммунальных льгот, которыми они пользовались на основании законодательства, действовавшего до 1 января 2005 года, не согласуется с приведенными правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации. Имеющийся пробел в законодательстве Республики Дагестан, связанный с неурегулированностью вопроса предоставления мер социальной поддержки в отношении указанной категории лиц, вопреки предписаниям федерального законодательства и правовым позициям Конституционного Суда Российской Федерации, приводит к нарушению конституционных прав заявителя, поскольку Конституция Республики Дагестан (статья 40, часть 3 и статья 48, часть 2) предусматривает, что Республика Дагестан развивает систему социальной защиты и не допускает издание законов, отменяющих или умаляющих права и свободы человека и гражданина.
Таким образом, оспариваемые заявителем взаимосвязанные положения, предусмотренные пунктом 2 статьи 3 Закона Республики Дагестан «О мерах социальной поддержки по оплате жилых помещений и коммунальных услуг отдельным категориям граждан в сельской местности и поселках городского типа» и абзацем третьим пункта 15 Порядка осуществления денежной выплаты по оплате жилого помещения и коммунальных услуг отдельным категориям граждан в Республике Дагестан, в той мере, в какой они не предусматривают меры социальной поддержки медицинских работников-пенсионеров, проживающих и проработавших не менее 10 лет в сельской местности и поселках городского типа, нарушают конституционные права заявителя и противоречат Конституции Республики Дагестан, её статьям 40 (часть 3) и 48 (часть 2).
Исходя из изложенного и руководствуясь статьей 65, частями первой и второй статьи 66, частями первой, второй, третьей и четвертой статьи 67, частями первой и третьей статьи 68, статьей 72, пунктом 1 части первой статьи 81, пунктом 2 части первой статьи 91 Закона Республики Дагестан «О Конституционном Суде Республики Дагестан», Конституционный Суд Республики Дагестан

п о с т а н о в и л :

1. Признать взаимосвязанные положения пункта 2 статьи 3 Закона Республики Дагестан от 30 декабря 2004 года № 64 «О мерах социальной поддержки по оплате жилых помещений и коммунальных услуг отдельным категориям граждан в сельской местности и поселках городского типа» и абзаца третьего пункта 15 Порядка осуществления денежной выплаты по оплате жилого помещения и коммунальных услуг отдельным категориям граждан в Республике Дагестан, утвержденного Постановлением Правительства Республики Дагестан от 28 января 2011 года № 20, в той мере, в какой в них не предусмотрено право медицинских работников-пенсионеров, проживающих и проработавших в государственных учреждениях здравоохранения в сельской местности и поселках городского типа не менее 10 лет, на получение мер социальной поддержки, противоречащими статьям 40 (часть 3) и 48 (часть 2) Конституции Республики Дагестан, поскольку они умаляют право указанной категории граждан на предоставление им мер социальной поддержки и не могут быть преодолены без соответствующего правового регулирования органами государственной власти Республики Дагестан.
2. Законодателю Республики Дагестан в соответствии с требованиями статьи 77 Закона Республики Дагестан «О Конституционном Суде Республики Дагестан» необходимо устранить выявленный в настоящем Постановлении пробел правового регулирования.
3. Правоприменительные решения по делу гражданина Гамзатова Багаудина Магомедовича, основанные на положениях пункта 2 статьи 3 Закона Республики Дагестан от 30 декабря 2004 года № 64 «О мерах социальной поддержки по оплате жилых помещений и коммунальных услуг отдельным категориям граждан в сельской местности и поселках городского типа» и абзаца третьего пункта 15 Порядка осуществления денежной выплаты по оплате жилого помещения и коммунальных услуг отдельным категориям граждан в Республике Дагестан, утвержденного Постановлением Правительства Республики Дагестан от 28 января 2011 года № 20, в истолковании, расходящемся с их конституционно-правовым смыслом, выявленным в настоящем Постановлении, подлежат пересмотру в установленном порядке, если для этого нет иных препятствий.
4. Конституционно-правовой смысл указанных нормативных правовых актов, выявленный в настоящем Постановлении, является обязательным и исключает любое иное их толкование в правоприменительной практике.
5. Настоящее Постановление окончательно, обжалованию не подлежит, не может быть пересмотрено иным судом, вступает в законную силу немедленно после его провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.
6. Согласно статье 71 Закона Республики Дагестан «О Конституционном Суде Республики Дагестан» настоящее Постановление подлежит опубликованию в газете «Дагестанская правда» и в «Собрании законодательства Республики Дагестан».

Конституционный Суд
Республики Дагестан
№ 4 -П

Похожие новости

Состоялось очередное заседание Трехсторонней Комиссии РД по регулированию социально-трудовых отношений.

В пятницу 13 июля состоялось заседание Трехсторонней комиссии РД по регулированию социально-трудовых отношений. Первой была заслушана информация Председателя ДР СОП А. Магомедова «О выполнении Регионального Соглашения о минимальной зарплате...

Подробнее